Category: россия

Dorifor-bust

Блогер-путешественник varandej...

Блогер-путешественник varandej: Делай то, что действительно нравится, что интересно самому, и читатели найдутся

Авторская версия

     В конце июня – начале июля в Перми проездом в Республику Коми побывал широко известный на просторах Рунета блогер-путешественник Илья Буяновский, более известный под ником varandej. Его знают так же как публициста и писателя. Пермякам он может быть особенно интересен тем, что он наш земляк, добившийся успеха в столице. По просьбе интернет-журнала «Звезда» Андрей Кудрин пообщался с Ильёй Буяновским.


Илья Буяновский у столбов выветривания на плато Маньпупунёр. 2018
https://varandej.livejournal.com

Андрей Кудрин: Привет, Илья.
Илья Буяновский: Привет, Андрей.

А.К.: В Рунете ты более всего известен, как блогер-путешественник. Как давно ты начал совершать свои поездки?
И.Б.: Буквально со старшей школы. Т.е. я этим занимаюсь больше половины жизни. Начинал я здесь в Пермском крае. Сначала были автобусные экскурсии в Кунгурскую пещеру и в Чердынь, Соликамск, Усолье. Потом была идея проехать из Перми в Москву, но не прямым поездом, а с остановкой на три дня в Казани. И постепенно втянулся, однако прошло, наверное, лет пять, прежде чем я осознал это своим основным занятием.
Collapse )

Кроме того, см. Блогер-путешественник varandej: Делай то, что действительно нравится, что интересно самому, и читатели найдутся // Интернет-журнал «Звезда». 18 июля 2018 года

© polikliet


Dorifor-bust

Жертвы декабря

Приквел см. в посте Лбовщина 100 лет спустя. Дружины. Декабрь 1905 года

Кудрин А.В. Жертвы декабря // Дней и лет круговорот: Календарь-справочник города Перми и Пермского края. Пермь: "Пушка", 2015. С. 449-462.

С. 449.     В 110 годовщину первой русской революции, которая только кажется изученной в мельчайших деталях, не лишним будет ещё раз с привлечением более широкого, чем прежде, круга источников рассмотреть один из аспектов её главного эпизода в Прикамье. В предыдущие десятилетия немало авторов писало о событиях 12-13 декабря 1905 года в Мотовилихе1. Почти все из них в своих текстах, так или иначе, упоминали о жертвах столкновений казаков и военнослужащих резервного батальона с революционно настроенными рабочими. Однако трудно вспомнить, когда в последний раз дело доходило до имён и фа-


1 См. например, Борьба за власть. Т. 1. Дни неоконченной борьбы. Пермь, 1923. С. 61-67; Баранов А. 1905 г. на Урале. М., 1929. С. 97-106; Лещинский Н. Мотовилиха: ист. повесть. Свердловск-М., 1930; Петров С. Большевики Урала в революции 1905-1907 гг. Вып. 1. Свердловск-М., 1931; Горовой Ф.С. Очерки революции 1905-1907 гг. на Урале. Молотов, 1955; Александров Ф.А. Декабрьское восстание 1905 г. на Урале. Молотов, 1955; Рождественская К.В. Страницы героической борьбы. Участие мотовилихинских рабочих в революционной борьбе в 1905-1906 годах. Очерк. Свердловск, 1955; Большевики Урала в революции 1905-1907 годов. Свердловск, 1956. С. 115-124; Аликина Н.А. Большевик Михаил Туркин (1887-1947). Молотов, 1957; Яковлев Н.Н. Вооруженные восстания в декабре 1905 г. М., 1957. С. 398-411; Быстрых Ф.П. Большевистские организации Урала в революции 1905-1907 годов. Свердловск, 1959; Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1971. С. 57-64. Аборкин В.И. Генеральная репетиция. Готовясь к грядущим боям... // Слово о Мотовилихе. Годы. События. Люди. Пермь, 1974. С. 187-272; Мкртчян К.М. Первая русская революция на Урале. Свердловск, 1975; Сенчакова Л.Т. Боевая рать революции: очерк о боевых орг. РСДРП и рабочих дружинах 1905-1907 гг. М., 1975. С. 153-155; Селиванова Г.И., Попов Н.Н. Историография военно-боевой работы большевиков Урала в годы первой русской революции // Боевая и военная деятельность большевистских организаций Урала. Свердловск, 1983; Рушанин В.Я. Деятельность Уральских большевиков по вовлечению молодёжи в вооружённую борьбу против царизма // Боевая и военная деятельность большевистских организаций Урала. Свердловск, 1983; Прикамье век ХХ. Пермь, 1999. С. 31-32; Филатов Н.М. Вооружённое выступление в Мотовилихе 12-13 декабря 1905 года // Наш Капцугович: Сборник посвящение. Пермь, 2006. С. 174-184; Первая русская революция: сто лет спустя. Тезисы и материалы научно-практической конференции 22 декабря 2005 года. Пермь, 2006 и др.


С. 450. милий, обстоятельств ранения, смерти, наконец, похорон этих людей.
     Источниками, из которых можно почерпнуть сведения об убитых и пострадавших в эти дни, являются документы, составленные различными должностными лицами, причастными к событиям, воспоминания революционеров, газетные заметки и статьи.
Наиболее важными из них являются материалы, оставленные официальными лицами. И здесь внимание исследователя, прежде всего, должно быть сконцентрировано на сообщениях руководящих сотрудников общей и жандармской полиции – помощника пермского уездного исправника А. Правохенского и других чиновников, ведших первичное дознание по делу. Следом за ними стоит обратиться к донесениям начальника летучего отряда по усмирению волнений в Пермской губернии, командира 232-го Ирбитского резервного батальона, полковника В. Гавриловича, командовавшего войсками и отвечавшего за военнослужащих. Далее необходимо уделить время посланиям прокурора Пермского окружного суда К. Подрезана, осу-


Рабочие - участники митинга. 1905.
ГАПК. Ф. 952. Оп. 1. Д. 384

Collapse )

Dorifor-bust

Лбовщина до «Лбовщины». Часть 2.

Кудрин А.В. Лбовщина до «Лбовщины». Досоветская художественная литература о пермских «лесных братьях» // Вещь. 2013. № 7. С. 98-111.

Лбовщина до «Лбовщины». Часть 1.

С. 104.

   Авторы более крупных произведений о лбовщине, так называемых, сенсационных романов, появившихся позднее, о качестве своих текстов особенно не заботились и преследовали уже сугубо коммерческие цели. Они представляли направление, которое впоследствии получило пренебрежительное название «пинкертоновщина». Это была разновидность бульварной литературы, как правило, детективного характера, посвящённая приключениям знаменитых сыщиков: Ната Пинкертона, Шерлока Холмса, Ивана Путилина и др.
   Возникшая на основе низких жанров в Америке «пинкертоновщина», быстро завоевав Европу, на рубеже 19-20 веков достигла России. Массовую популярность среди низших и средних городских социальных слоёв, учащейся молодежи она приобрела после первой русской революции. По своим функциям такого рода литература была близка к современным телесериалам. Сначала тексты её произведений выходили выпусками по 5-7 глав в виде брошюр и лишь в случае успеха переиздавались отдельными книгами. Если издание сочинения становилось невыгодным, оно прекращалось. Обычно один выпуск стоил 5-10 копеек. Тираж таких брошюр нередко достигал 50 000 и более экземпляров.
   Динамичное действие, авантюрный сюжет и детективная тематика роднили «пинкертоновщину» с сочинениями более раннего периода, так называемыми «разбойничьими» романами рубежа 18-19 веков и современными ей сочинениями о разбойниках, с которыми она образовывала общий поток «низкой» литературы. Однако «пинкертоновщина» была более шаблонна, чем «разбойничьи» романы, изобиловала речевыми штампами, использовала крикливые, сходные с газетными заголовки, стандартные сюжетные ходы, скрытую рекламу.
   Этим характеристикам полностью соответствовал издававшийся в Петербурге роман В.Осинского «Атаман Лбов – «Гроза Урала», первые выпуски которого достигли Перми летом-осенью 1908 года. Автор уловил интерес читателя к историям о подпольщиках и боевиках, которыми кишела центральная пресса, и вместо отошедших во время революции на задний план обычных уголовников вставил в сюжет эсеров-максималистов и уральских рабочих. Возможно, благодаря этому брошюрки с главами его романа пользовались бешеной популярностью у пермяков. По воспоминаниям одного из читателей, их буквально зачитывали до дыр [20].
   Официальные власти спрос на подобную крамольную литературу совсем не радовал, они изымали её выпуски, запрещали публикацию и критиковали в газетах. Следы такой реакции на книгу петербургского автора имеются в тогдашней периодике. В частности, газета «Пермские губернские ведомости» осенью 1908 года весьма нелестно отзывались об этом произведении: «Издатели литературнаго хлама не брезгают никакими способами, лишь-бы они дали хороший заработок. В настоящее время появился в продаже роман, конечно, «сенсационный»: «Атаман Лбов, гроза Урала».


20 См. Кудрин А.В. Указ. Соч. С. 113.

С. 105.

Насколько успешно идёт продажа этого романа, говорить не приходится, ибо все знают, как расхватывались разные «Шеролоки Холмсы», «Красныя маски», «Картуши» и т.п. дребедень. Лбов-же раскупается ещё сильнее, потому что он наш земляк. Читая этот «роман», а, вернее, легенды, становится совестно даже за автора» [21].
   В настоящее время в библиотеках найден только первый выпуск этого романа под названием «Лбов в Финляндии», в него вошло семь небольших глав. Однако из анонса, размещённого в этой брошюре, видно, что всего планировалось сделать десять выпусков. Лбов по замыслу автора, кроме Финляндии должен был побывать так же в Петербурге, Москве и Париже, но главные события, конечно, развивались на Урале, которому предполагалось посвятить пять частей. Последний десятый выпуск должен была рассказать читателям о казни главного героя. Сколько всего вышло брошюр и была ли книга написана полностью в настоящее время точно не известно, есть только не слишком надёжные воспоминания.
   Роман начинается с эпизода на Финляндском вокзале Петербурга. Дело происходит в двадцатых числах июля 1906 года, когда вспыхивают вооружённые восстания в Кронштадте и Свеаборге. Богато одетые господа блондин и брюнет, приехавшие в собственном экипаже, размещаются в спальном вагоне поезда, следующего до Гельсингфорса. Какой-то мужчина интересуется их личностями у жандарма, стоящего на перроне. Перед этим человеком полиция вытягивается в струнку и трепещут служащие вокзала, величая его «ваше благородие», он расспрашивает их о двух респектабельных незнакомцах и щедро вознаграждает за сведения. Этот любопытный господин – сыщик Зубов. Он садится в тот же поезд, что и блондин с брюнетом и под надуманным предлогом заглядывает к ним в купе. Один из двоих узнаёт в нём сотрудника полиции, но вида не подаёт. Вместо Выборга, их подлинной цели, они, чтобы отстать от сыщика, незаметно сходят в Териоках. Высокого брюнета зовут Александр Лбов, блондина «Демон».
   Через некоторое время они добираются до дачи, где живут революционеры, по-видимому, эсеры-максималисты. Тут их никто не ждёт, происходит внезапная, но радостная встреча и представление Лбова новым товарищам. Здесь, у максималистов, Лбов знакомится с «Сибиряком» главным своим сподвижником в предстоящих делах. Через пару дней после приезда в Териоки Лбов и «Демон» едут в Выборг на «Ястребиный слёт» встречу петербургских экспроприаторов. Там неподалёку от боевиков всё время оказывается глуховатый седенький турист, говорящий на русском с сильным иностранным акцентом. Это Зубов, который благодаря своим феноменальным способностям вычислил, куда могли поехать его подопечные.
   В одном из ресторанов Выборга «Демон» знакомит Лбова с молодыми людьми в синих и чёрных рубахах с широкими ремнями «Уральцем», «Сорокой», «Фомкой», «Громом» и «Ястребом». Сам слёт происходит в уединённом месте в лесу среди скал, здесь к группе, руководимой «Демоном» и «Ястребом», присоединяется «Сибиряк»[22]. Экспроприаторов беспокоят слухи о введении военно-полевых судов, в связи с этим ими обсуждается необходимость переезда на Урал.
   Закончив совещание, экспроприаторы вновь встречают подозрительного иностранца. Для проверки «Гром» говорит с ним по-немецки и сообщает товарищам, что у того чистый нижнерейнский акцент. Этот же турист оказывается с ними и на пароходе в


21 О Лбове // Пермские губернские ведомости. 19 сентября 1908 года.
22 Автор по газетам знаком с реальной историей лбовщины, персонажи его романа носят те же прозвища, что и боевики, приехавшие из Петербурга на Урал ко Лбову.

С. 106.

Выборг. Сыщик рассматривает террористов-экспроприаторов, как часть приехавших из Москвы опасных боевиков-максималистов, которые хотят отделиться от организации. Не отставая ни на шаг, он едет с ними в одном поезде в Петербург и планирует арестовать их на первой же станции за пределами Финляндии. И хотя у «Демона» появляются в отношении «немца» серьёзные подозрения, он его не узнаёт и, кажется, что вот-вот наступит развязка. На этом первый выпуск романа, дошедший до нас, заканчивается.
   Даже при поверхностном чтении этого памятника «пинкертоновщины», напечатанного в типографии газеты «Дачный курьер», становится очевидным, что он был рассчитан на то, чтобы скрасить досуг публики, снимающей небольшие загородные дома поблизости от столицы, в том числе в Финляндии. Он эксплуатирует вкусы, стереотипы и даже убеждения людей, относящихся к тем социальным слоям, которые могли себе позволить такое удовольствие, изобилует описаниям достопримечательностей, являющимися предположительно, формой скрытой туристической рекламы и упоминаниями товарных марок.
   В.Осинский поддерживает в своих читателях стереотипы о жителях Урала и Сибири, как о грубоватых, замкнутых и близких к природе людях: «…они были угрюмы и молчаливы, как природа Урала и Сибири»… пишет он о Лбове и «Сибиряке» – …«чистая» публика смущала этих двух неуклюжих, суровых людей, этих детей лесов и горных хребтов» [23]... В его глазах жители восточных окраин империи чем-то напоминают туземных персонажей колониальных романов. Автор, подчёркивает это, характеризуя «Сибиряка», как помесь великоросса с сибирским инородцем. К такого же рода стереотипам относится и его уверенность в том, что почти все жители Урала старообрядцы. Из текста романа можно понять, что и Лбов раскольник.
   Экзотических красок роману добавляют элементы конспиративного быта максималистов: клички, тайные знаки, приёмы борьбы с филёрами, намёки на известные политические события и даже умеренная революционная пропаганда. Например, в уста одной из максималисток В.Осинский вкладывает восторженный отзыв о финляндском сейме, выбранном по новому самому прогрессивному в мире избирательному закону.
   Стиль романа, безусловно, коммерческого по своей сути, тем не менее, выдаёт в авторе образованного человека, который легко, рассчитывая на то, что читатель его поймёт, может вставить в текст кусок диалога на немецком языке. Он хорошо, со знанием дела, ориентируется в топонимике приграничных с Россией районов Финляндии, отлично осведомлён о важнейших политических событиях, знаком с религиозной проблематикой, в общем, внимательно следит за конъюнктурой. В первом выпуске, дошедшем до нас, кроме главной революционно-террористический сюжетной линии им намечается и побочная, связанная с раскольниками и «иоаннитами» любовная линия, кроме того, анонс сообщает, что читателю стоит ожидать появления в следующих главах «союзников» (черносотенцев) и парижских политэмигрантов. Остаётся только гадать, как автору удалось бы воплотить в жизнь свои замыслы, поскольку издание романа, судя по воспоминаниям, было прекращёно по политическим причинам [24].
   Другой «сенсационный» роман «Лесные братья. «Три героя». Лбов, Савицкий и Азеф», эксплуатирующий интерес читателей к революционно-конспиративной и разбойничьей тематике, начал печататься отдельными выпусками в Москве в 1910 году. Благодаря расчёту издателей он был призван объединить на своих страницах фигуры, которые в жизни непосредственно не


23 Осинский В. Указ. Соч. С. 20-21.
24 См. Кудрин А.В. Указ. Соч. С. 113.

С. 107.


Анонс выпусков романа В. Осинского "Атаман Лбов - Гроза Урала"


Первая страница рассказа Б.П. Никонова "Гражданское мужество"

Судоходец. 6 июня 1907 г. № 118. С.14

соприкасались, но о которых много писали в прессе. Его автором был известный журналист и писатель П.Дудоров, работавший в это время под псевдонимом П.Орловец.
Collapse )

Литературный журнал "Вещь". 2013. № 7. (скачать в pdf)

© polikliet