Category: криминал

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 19. Столыпинский вагон

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 14. Ганька
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15. Николаевские роты
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 16. Без царя в голове
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 17. Гнилая горячка
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 18. Юность дипкурьера

Авторская версия

     Трудно сосчитать, сколько песен написано о таком явлении тюремной жизни, как этап. В годы премьерства Петра Столыпина в места заключения ежегодно отправлялись десятки тысяч человек, кто-то по старинке пешком или на речных судах, кто-то в соответствии с духом времени – по железной дороге. Пути были разные, на этапах случалось всякое…


Конвойная команда сопровождает арестантскую партию, высаженную с парохода. Пермь. Рубеж XIX-XX веков. Фото из личной коллекции М. Кориненко

Collapse )


***


     Перед нами две истории, они так похожи и так различны. Один вагон едет на запад, другой на восток, драматическая попытка спастись от вечной каторги с одной стороны и, возможно, (не хочется в это верить) специально организованное властями убийство с другой. 6 рублей 10 копеек, вырученные от продажи имущества, оставшегося в залитом кровью вагоне, и проданного на торгах – всё, что осталось от одних, и несколько абзацев в забытых книжках – память о других. Смерть уровняла всех.

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 19: Столыпинский вагон // Интернет-журнал «Звезда». 22 июля 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 16. Без царя в голове

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 14. Ганька
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15. Николаевские роты

Авторская версия

     «Пермь в столыпинском галстуке» возвращается в переполненную тюрьму губернской столицы. На дворе тревожная весна 1907 года. Следственный политический арестант пытается устроить пожар. Кругом его товарищи, они могут погибнуть в огне. Зачем ему это? Ответ прост и трагичен…

     В один из майских дней 1907 года в волчок (окошко в двери камеры для передачи еды и наблюдения за заключёнными) одиночной камеры нового корпуса пермской губернской тюрьмы сначала тонкой струйкой, а затем всё более густыми клубами стал выходить наружу белый дым. Хотя здание предназначалось для содержания женщин-арестанток, из-за нехватки мест в тюрьме в нём с некоторых пор сидели мужчины. В загоревшейся одиночке находился следственный арестант Василий Сивков (он же Михаил Стольников) – ближайший соратник и дальний родственник Александра Лбова, лесные братья которого как раз в это время доставляли уйму хлопот властям.


Михаил Стольников. Из фондов ГАПК

Collapse )


Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 16: Без царя в голове // Интернет-журнал «Звезда». 31 мая 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15. Николаевские роты

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 14. Ганька

Авторская версия

     Всё тайное однажды становится явным. Проект «Пермь в столыпинском галстуке» этапом отправляется за Урал в обширный Верхотурский уезд, где рядом с посёлком Нижне-Туринского завода расположена одна из самых мрачных тюрем губернии…

     Кого только не судили в Перми в столыпинское время – редакторов газет, партийных организаторов и активистов, повстанцев и боевиков, террористов и экспроприаторов, лесных братьев, солдат, просто убийц, грабителей, воров, мошенников и т.д., но вот громкий процесс сотрудников тюремного ведомства был только один. В сентябре 1910 года выездная сессия казанской судебной палаты приступила к слушаниям по делу служащих Николаевского исправительного арестантского отделения (в просторечии Николаевских рот) в числе которых был и начальник тюрьмы…
     К началу 1890-х годов стало ясно, что число заключённых в губернской столице избыточно и вместо расширения пермских тюрем путём строительства новых корпусов в Пермском исправительном арестантском отделении было принято решение об открытии нового отделения в одном из уездов. Вскоре нашлось и подходящее место – пустующие здания закрытого Николаевского оружейного завода возле Нижней Туры. К 1893 году обветшавшие строения были отремонтированы и приспособлены для приема заключенных. Нормативная численность арестантов составляла менее семисот человек, на деле в тюрьме почти всегда сидело более тысячи человек. Это пенитенциарное учреждение, как и все арестантские отделения, имело более строгий режим, чем обычные тюрьмы вроде пермской губернской или екатеринбургской, содержались в нём только мужчины. Заключенных, как зимой, так и летом отправляли на внешние работы: рубку леса для казённых заводов Гороблагодатского горного округа, добычу самородных драгоценных металлов на платиновых и золотых приисках по заказу частных промышленников и т.п.


Открытка рубежа XIX-XX веков с видом селения Нижне-Туринского завода

Collapse )


Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15: Николаевские роты // Интернет-журнал «Звезда». 21 мая 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник

Авторская версия

     Очередная серия проекта «Пермь в столыпинском галстуке» продолжает историю боевой дружины РСДРП. Тревожной выдалась осень 1906 года в Мотовилихе: взрывы, убийства, перестрелки, экспроприации, аресты и облавы, записки боевиков, до смерти пугающие обеспеченных обывателей и начальников. Всё это вынуждает губернатора вернуть положение чрезвычайной охраны в посёлке…

     В тот самый день, когда полиция ликвидировала сходку эсеров в доме Филимонова и арестовала Яшу Рыжего газеты поразили пермяков новостями из Мотовилихи.


Вырезка из газеты «Камский край». Октябрь 1906 года

     Накануне там публично был застрелен помощник местного пристава Сигизмунд Косецкий. Этот уроженец Подольской губернии, происходивший из обедневшего, но древнего польского дворянского рода, в 1905 году, возвращаясь с Русско-японской войны, на которой он был, но в боях не участвовал, застрял в Перми из-за недостатка средств. Нужда заставила его пойти служить в органы правопорядка, где он начал карьеру с самой нижней ступени – должности младшего городового. В пермской городской и уездной полиции были и другие поляки, это, плюс его образование и дворянское происхождение, чрезвычайная редкость среди нижних чинов, давали ему право надеться на быстрый карьерный рост. Так и случилось. Отличившись во время разгона одной из демонстраций в декабре 1905 года, он, в тот момент уже старший городовой, тут же получил повышение, став околоточным надзирателем. Помог ему в этом другой поляк – пермский уездный исправник Антон Правохенский. Карьера Сигизмунда и дальше развивалась успешно, в мае 1906 года он дослужился до должности помощника пристава селения Мотовилихинского завода.

Collapse )



Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13: Костя // Интернет-журнал «Звезда». 23 апреля 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник

Авторская версия

     В проекте «Пермь в столыпинском галстуке» продолжают разматываться клубки сюжетных линий. Страшно умереть молодым, ещё страшнее, что об этом никто не узнает…

«Дорогой товарищ, шлю горячий привет. Письмо для М., шифровку сами можете прочитать и для Вас небезынтересно. Крепко жму руку. Клаша».
     Такую записку карандашом на папиросной бумаге в конце второй декады апреля 1908 года обнаружили зашитой в подошве валенка при обыске у только что выписавшегося из больницы пермской губернской тюрьмы (сейчас это СИЗО № 1) арестанта Бокарева. Помимо неё там же было найдено частично шифрованное послание, написанное тем же почерком.


Пермская губернская тюрьма. Вид с берега речки Стикс. Начало XX века. Из фондов ГАПК

«…Дорогие мои, чудные ребятки шлю вам пригорячий привет и крепко, крепко обнимаю всех. Родные, сердце сжимается от боли, слишком нерадостную вещь приходится сообщать. Не желаю никому в мире быть на моём месте. Дело вот в чём: с-ры (социалисты-революционеры – прим. А.К.) из организации отказались Вам помочь хотя бы пассивно. С-ры автономисты, как знает Уралец, что-то затевают и затеи продолжаются около года всё обещают, всё готовят <…>
Сегодня я узнаю решили-ли с-деки
(социал-демократы – прим. А.К.) что нибудь делать самостоятельно. Может быть ещё успею сегодня же сообщить. Во всяком случае Вам скажу, много ждали, ещё капельку терпения может быть приедут и наши с-д им помогут всё пишу это я для того, чтобы Вы ясно себе представили положение вещей чтобы не питали очень то а так понемногу. <…>
     Ну мои родные обнимаю Вас всех и желаю всего всего хорошего крепко жму всем руку.
     Милый Фома адрес помню прекрасно не беспокойтесь, ну ещё раз приветствую всех, всех мои дорогие чудные ребятки. Эх если б знали какую незалечимую рану нанесёт в сердце Клаши Ваша гибель. Эх только.
     Соседка по койке шлёт Вам самый жгучий привет. Клаша»
.

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9: Два погребения – ни одной могилы // Интернет-журнал «Звезда». 1 февраля 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3: Опасные связи или несвоевременная месть

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1: Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2: «Святая Анна» за помощь Лбову


Авторская версия

     Наступил 1908 год. После катастрофы в губернской тюрьме город повидал на своих окраинах немало экспроприаций, политических убийств, перестрелок и других кровавых событий, выучил клички видных лесных братьев и фамилии погибших полицейских. Заметки о бесконечной череде судов, смертных приговоров и покушении на португальского короля стали перемежаться новостями о потоках переселенцев в Сибирь, хуторах и грядущих землеустроительных работах. Казалось, жизнь начала возвращаться в прежнее русло, но внезапно то, что уже отшумело в рабочих слободках и близлежащих деревнях случилось вновь... «Злобой дня служит у нас убийство двух молодых человек, одного на вокзале железной дороги и другого в ресторане. За обоими ими следила охрана, оба при задержании оказали вооружённое сопротивление, от котораго никто из чинов охраны не пострадал» – однажды утром сообщил читателям пермский корреспондент «Уральской жизни».

     По сведениям, полученным охранным отделением, в первой декаде февраля в город должен был приехать опасный политический преступник. Мотовилихинский пристав, знавший этого человека в лицо, и несколько агентов терпеливо ожидали его, прогуливаясь вдоль посадочных платформ единственной тогда станции Пермь. Наконец из вагона очередного поезда, пришедшего из Вятки, появился парень, по всем приметам соответствовавший описанию из розыскного формуляра. Пристав с коллегами, несмотря на опыт трёх лет революции, не смог скрыть своих намерений и боевик, спасаясь от ареста, побежал. Бахнули один за другим четыре выстрела, полицейские захлопали револьверами в ответ, беглец упал, заохал неподалёку раненый сторож.
     При осмотре остывающего трупа, нашли два пистолета – любимый террористами браунинг и кольт того же калибра, а кроме них мешочек с патронами, девять обойм от маузера и три подложных паспорта. При проверке некоторые пули в патронах оказались отравленными.


Вид на станцию Пермь от камских пристаней. Открытка начала XX века

Collapse )
Продолжение


Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3: Опасные связи или несвоевременная месть // Интернет-журнал «Звезда». 6 марта 2018 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2: «Святая Анна» за помощь Лбову

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1: Исключительное положение

Авторская версия

     Во второе воскресенье февраля 1907 года газета «Камский край» ошеломила пермяков следующим сообщением: «Передают, что вчера в 8 часов вечера в губернской тюрьме. Были слышны выстрелы и, по слухам среди заключённых есть убитые»… Как выяснилось день спустя, убитых не было, но раненые имелись. В ту субботу, когда всё случилось, вечерняя поверка в тюрьме прошла несколько позднее обычного из-за затянувшейся церковной службы (при тюрьме была церковь во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радости»), заключённых и арестованных развели по камерам, надзиратели заняли свои посты во внутренних помещениях. Встал на своё место в коридоре нижнего этажа корпуса для одиночных политических заключённых или, как его ещё называли, – башни и надзиратель Дмитрий со знакомой уральской фамилией Букин.


Одиночный корпус (Башня) Пермской губернской тюрьмы. Начало XX века. Из фондов ГАПК

     В это время в камере № 6, предназначенной для одиночного заключения, находилось трое обвиняемых в попытке экспроприации денег у сборщика винной монополии: Иван Глухих, Дмитрий Меньшиков (он же Меньщиков) и Александр Трофимов. Этим троим грозил военно-окружной суд с весьма вероятной виселицей в итоге.


Внутренний вид одиночного корпуса (Башни) Пермской губернской тюрьмы. Начало XX века. Из фондов ГАПК

     Внезапно у них погас свет. Тушить огонь в ночное время в камерах категорически запрещалось, поскольку без освещения в дверное окошко было не видно, что происходит внутри. Букин потребовал немедленно зажечь лампу и его приказание тотчас же выполнили. Но только надзиратель стал подниматься по лестнице на другой этаж, как услышал звон разбитого стекла, свет в камере № 6 вновь почти потух. Пришлось вернуться и узнать в чём дело. Арестанты сообщили ему через дверь, что нечаянно разбили фонарь, фитиль без стекла сильно коптит и даёт мало света, им нужна новая лампа. Таковые всегда имелись в запасе и Букин, взяв резервный источник света, открыл дверь камеры ключом. Это было ошибкой, Меньшиков и Глухих немедленно затащили его внутрь, отобрали револьвер, схватили за горло и, засунув в рот полотенце, повалили на пол.
     Тем временем из тюремной конторы в башню, где всё происходило, был отправлен за списком политических, заказывающих на следующий день обед, арестант-ламповщик Евлампий Крупин. Войдя в корпус, он позвал надзирателя, но ответа не услышал. В тот момент, когда он шёл по коридору на него из камеры выскочил Глухих с револьвером в руке и приставил к груди ламповщика дуло. Угрозами он заставил его идти в сторону туалета, но проходя мимо открытой двери, Крупин увидел лежащего Букина, испугался, оттолкнул своего новоявленного конвоира и, несмотря на сыпавшиеся на него удары револьверной рукояткой, бросился бежать. Его не преследовали, время было дорого, но прежде, чем бунтовщики сумели выбраться из корпуса, туда примчался лично начальник тюрьмы коллежский секретарь Владимир Гумберт с помощниками. Первым в корпус заскочил старший помощник Занадворов и чуть не получил пулю от Трофимова, который был на страже с револьвером, ответив ему несколькими безрезультатными выстрелами, он начал его преследовать и разгорячённый заскочил внутрь мятежной камеры, где его сильно ударили по руке. Участь Букина и Занадворова, вероятно, была бы печальной, если бы в этот момент в шестой номер с винтовкой не вломился сам начальник тюрьмы и не стал осыпать заключённых многочисленными ударами приклада.

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2: «Святая Анна» за помощь Лбову // Интернет-журнал "Звезда". 21 февраля 2018 года

© polikliet

Dorifor-bust

Большая обида маленького человека - Аргументы Недели



    Тот, кто сегодня, через сто с лишним лет, заинтересуется фигурой Лбова, обречён на «конфликт головы и сердца». Головой понимаешь – разбойник был. Но сердцем… В конце концов, человек на лихие дела пошёл не для того, чтобы по кабакам добычу прогуливать!


Без савана

32-летнего Александра Лбова повесили в ночь с 1 на 2 (14–15) мая 1908 г. во дворе Вятской губернской тюрьмы. От церковного покаяния он отказался: «не в чем мне каяться, я правое дело делал». На казнимого перед петлёй накидывался саван. Лбов огрызнулся: «без вашего мешка смерть приму!» Повесили без савана.

Из тогдашних газет. «Тонкий конспиратор, человек малого развития, но с железной волей, с громадным организаторским талантом, Лбов больше года (…) предводительствовал «лесными братьями» (их ещё называли «экспроприаторскими шайками Урала». – Ред.). «Высокий, чёрный, с красивым энергичным лицом (…) Лбов производит неотразимое впечатление». «Тот, кому удалось видеть его, долго не забудет этот взгляд, тяжёлый, бьющий по нервам, иногда равнодушный, холодный, иногда загорающийся огоньком».

И ещё: «Он явился типичным выразителем настроения части уральских рабочих».

Collapse )


См. Так же Большая обида маленького человека - Аргументы Недели