Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Dorifor-bust

Кудрин А.В. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел

Авторская версия

     Место действия проекта «Пермь в столыпинском галстуке» смещается из губернской столицы в глухие леса Осинского уезда, где живёт тихой богомольной жизнью недавно основанный Свято-Николаевский православно-миссионерский мужской монастырь. Ветры революции, всюду сеющие смуту, не минуют и эту святую обитель, ведь, как известно, черти особенно любят тихие омуты…

     14 октября 1908 года у пермского губернатора Александра Болотова состоялась незапланированная встреча. Неожиданно к нему явился казначей Белогорского монастыря иеромонах Иннокентий с ходатайством о выдаче разрешения монашеской общине на покупку и хранение оружия, свободная продажа которого в губернии была ограничена ещё в декабре 1905 года. Когда речь зашла о том, чем вызвана такая необычная для скромных иноков потребность, казначей признался, что в начале третей декады сентября к нему явились двое экспроприаторов с требованием денег.


А. Болотов, пермский губернатор в 1905-1909 годах

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11: Случай на Белой горе // Интернет-журнал «Звезда». 19 марта 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Дни свободы в Екатеринбурге

Пятница, 21 октября 1905 года № 238

С. 3. Ужасное побоище. День 19 октября ознаменовался в нашем городе ужасным преступлением. Хорошо организованная толпа хулиганов, находившаяся под предводительством какого-то громаднаго рыжаго мужика, производила ряд систематических нападений в различных пунктах города на небольшия кучки манифестантов и воспитанников местных средне-учебных заведений, собравшихся, на основании, Высочайше дарованнаго Манифеста, для обсуждения своих нужд. Первая свалка произошла на углу против магазина Анцеловича, причём избиваемые произвели в защиту свою несколько выстрелов, преимущественно в воздух. Толпа хулиганов, вооружённая дубинами, производя кровавую расправу с несколькими лицами, рыскала по площади и, наметив жертву, производила убийства. Такой же участи подверглись и воспитанники учебных заведений, совершавшие с разрешения училищнаго начальства торжественное шествие по городу.
     Толпа убийц, завидев приближавшуюся молодёжь, бросилась на них и гнала по улицам, избивая палками настигнутых.
Площадь у кафедральнаго собора обагрилась кровью. Озверевшие убийцы, завидя, что несколько гимназисток спрятались в собор, пробовали проникнуть в храм, дабы там сделать избиение детей, но не были допущены публикой. С площади увозили обезображенныя до неузнаваемости тела убитых и раненых. На площади у Екатерининскаго собора, у сквера, убийцы настигли какого-то незнакомца и начали его истязать. Несчастный спрятался в собор, но был оттуда извлечён.
     В течение, по крайней мере, трёх часов город находился во власти убийц, производивших полную анархию и терроризировавших население. Полиция, за исключением одного, лишь, полицеймейстера, оставалась равнодушною зрительницею происходившаго. Наконец, около 2 часов дня, когда толпа убийц стала рыскать по главнейшим улицам города и разыскивать намеченныя заранее жертвы и производить нападения на мирно шедших и стоявших людей, были вызваны казаки и войска. Казаки с шашками наголо врезались в толпу убийц и быстро их разсеяли. Однако, разсеянная толпа пробовала, действуя отдельно, продолжать свою кровавую расправу, но, встречая противодействие со стороны казаков, стала утихать и вопиющему безобразию был положен конец.
     Около 5 ч. вечера, на площади у собора, по требованию толпы, было совершено молебствие служением преосвещеннаго Владимира, который обратился к толпе со словами увещевания, указав на противозаконность их действий. По окончании молебствия толпа с громкими кликами ходила по городу.
     Ночью было спокойно.
     Ужасный день!

    Жертвы 19 октября. Мы лишены возможности поименовать всех пострадавших 19 октября, значительная часть которых доставлена домой. В городскую больницу доставлены следующия лица:
Убитые: 1) воспитанник художественно-промышленной школы Иванов Василий, 18 лет, сын купца из Тагила.
2) репортёр газеты «Ур. Жизни», Прокопий Соловьёв, 20 лет.
Ранены: 1) воспитанник Алексеевскаго реальнаго училища, Николай Кетов, 18 лет, получивший 4 раны палками в голову.
2) воспитанник того же училища, Евгений Пятницкий, 18 лет, раны в голову.
3) студент Томскаго технологическаго института Василий Пиджаков, раны головы.
4) воспитанник торговой школы Вершинин, раны головы.
5) капельдинер Верх-Исетскаго театра, екатеринб. мещанин Василий Ильин, 27 лет (все эти лица, в виду тяжких поранений, оставлены на излечении в больнице).
6) воспитанница женской гимназии, Ососова, 17 лет, рана на затылке.
7) портной Алексей Быргин, раны головы.
8) часовой мастер Александр Минкин, 18 лет, огнестрельная рана в затылок.
9) крестьянин Тамбовской губ. Логин Белозерцев, вышиблины зубы.
и 10) екатеринб. мещ. Михаил Тюрин, рана головы.
Эти последние, по оказании им помощи, отправлены домой.
Фа  милии других пострадавших нам не известны; лица эти приглашаются заявить нам в редакцию о полученных ими повреждениях.

Манифестация.*) 18 октября огромная толпа народа после благодарственнаго молебствия, совершённаго в 4 часа дня на площади у Кафедеральнаго собора, двинулась с пением гимна свободы по Успенской улице, а затем по Покровскому проспекту, закрывая все магазины и другия промышленныя заведения. С Покровскаго проспекта толпа манифестантов с красным флагом двинулась к тюрьме, где находятся несколько лиц, обвинённых в политических преступлениях. У ворот тюрьмы

*) Это последняя предсмертная заметка нашего репортёра, Прокопия Алексеевича Соловьёва убитаго 19-го октября на площади у Кафедеральнаго собора во время хулиганскаго погрома.

Манифестанты остановились и выбрали из своей среды пять человек депутатов, которые и направились в тюрьму к заключённым. Для разрешения войти в тюрьму был вызван прокурор. Депутаты вместе с прокурором, вошли в тюрьму, где в контору были вызваны трое политических, которым были переданы печатные манифесты и сообщено о предъявленном требовании толпы освободить их теперь же, а равным образом и отказ прокурора на такое требование.
      Толпа же в ожидании депутатов из тюрьмы перед зданием пела «Марсельезу» и другия песни о свободе. Много было сказано речей.
     Здесь же произошёл небольшой инцидент: кто-то из толпы выстрелил в воздух; публика бросилась от тюрьмы, полагая, что это стреляют солдаты или казаки, но это вскоре выяснилось.
     В это время из тюрьмы возвратились депутаты и возвестили, что заключённые просят товарищей, чтобы они не рисковали своей жизнью и не освобождали их насильно из тюрьмы. После этого толпа от ворот тюрьмы направилась по Главному проспекту к городскому театру, где вошла в театр и потребовала отмены спектакля. Спектакль был отменён. В театре по требованию манифестантов оркестр сыграл несколько раз «Марсельезу», а хор её пропел.
     Из театра манифестанты направились к телеграфу, к земской управе, откуда и разошлись по домам.

Вы можете поддержать этот журнал и его автора

Dorifor-bust

Старец Зосима

Пятница 27-го апреля 1907 года № 281

Бывший настоятель женскаго монастыря Зосима известный, пермякам своими похождениями и присуждённый к тюрьме за растление девушек, в настоящее время, как нам сообщают, живёт на полной свободе в Нижнем-Новгороде и по-прежнему очень неравнодушен к лицам женскаго пола.

P.S. Антиклерикалы, вероятно, найдут много интересного здесь.

Dorifor-bust

Русский модерн. Марфо-Мариинская обитель и другие



     Эпоха Серебряного века подарила нам титанов политики, науки и искусства. В городах и сёлах тут и там можно встретить её прекрасные архитектурные следы – здания и сооружения в стиле модерн. Даже консервативное церковное зодчество не избежало его влияния. С проектированием и росписью храмов в этом стиле связаны такие имена, как Поленов, Васнецов, Рерих, Врубель и др. Одними из лучших образцов русского модерна принято считать Покровский собор Марфо-Мариинской обители, церковь Живоначальной Троицы в Бехово, церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево, церковь Иконы Казанской Божьей Матери Пермского Свято-Успенского монастыря…

Collapse )


www.polenovohram.ru/photos/1.jpg
Церковь Живоначальной Троицы в селе Бехово


img-fotki.yandex.ru/get/3707/anna-ya1.d/0_17ca3_2b8458e9_L
Церковь Спаса Нерукотворного в усадьбе Абрамцево

www.temples.ru/private/f000219/219_0006499b.jpg
Церковь Иконы Казанской Божьей Матери Пермского Свято-Успенского монастыря

Марфо-Мариинская обитель в Википедии
Церковь Живоначальной Троицы в Бехово
Церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево
Церковь Иконы Казанской Божьей Матери Пермского Свято-Успенского монастыря

© polikliet
Dorifor-bust

Зелёная звезда над Камой. Часть II. В царство злата бедный вход

Зелёная звезда над Камой. Часть I. Амикаро

Казароза


     Литературное счастье Перми улыбалось нечасто. Мало кому был интересен пусть и важный, но далёкий губернский город на задворках империи. Чехов в «Трёх сёстрах» так и вовсе низвёл его чуть ли не до уездного уровня. Если не считать Юрятина в «Докторе Живаго», который будучи одним из главных мест действия романа, тем не менее, описан вскользь, без тщания, то Пермь только сейчас всерьёз начинает обрастать литературными описаниями. Одним из первых приложил к этому руку Леонид Абрамович Юзефович. «Все названия улиц, вся топография города — всё абсолютно точно. Человек, знающий Пермь или живущий в Перми, может узнать и вспомнить многое». Так он сказал в одном из интервью про свой роман «Казароза».

     Герои этого романа и его ранней версии — повести «Клуб «Эсперо» перемещаются в основном по самому центру нынешней Перми, иногда заглядывают в университет (ПГУ), бывают в Мотовилихе или выбираются за Каму. Юзефович, конечно, не достиг, да и не стремился достичь, такой детальности, точности и изощрённости, как Дж.Джойс в «Дублинцах» или «Улиссе», но создать образ города ему вполне удалось.


Сибирская застава. Начало ХХ века

Collapse )