Category: армия

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 18. Юность дипкурьера

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 14. Ганька
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15. Николаевские роты
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 16. Без царя в голове
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 17. Гнилая горячка

Авторская версия

     Сын сапожника, говоривший на нескольких языках и объездивший полмира, успевший поучаствовать в двух революциях, побывать в ссылках, посидеть в тюрьме, повоевать и побывать в плену, он всегда был строг, выдержан и хладнокровен…

     В один из декабрьских дней 1918 года, когда части Сибирской армии вели бои за Пермь, в кабинете председателя Совнаркома в Кремле появился посетитель из Будапешта – Владимир Урасов. Вместе с Лайошем Нэмети его направил в Москву к Ленину через границы и линию фронта лидер только что созданной Коммунистической партии Венгрии Бела Кун. Посланец с берегов Дуная остановился в столице у своих старых товарищей Клавдии Кирсановой и Емельяна Ярославского, с которыми его связывала революционная юность. Благодаря им, удалось установить его личность и принадлежность к партии.

Collapse )


     Владимир Урасов так передал в своих воспоминаниях состоявшийся разговор: «М. Шитов всем присутствующим доложил о том, что в моём распоряжении имеются оружие и динамит и, обратясь ко мне, он сказал: «Всё это имущество ты должон сдать нам»… Кому вам? – Я ответственное лицо, поэтому без разрешения свыше совершить никак не могу! За такой прямой ответ – М. Шитову – А.М. Лбов похвалил, он сказал: «Молодец, Володя, дисциплинку знаешь!» После чего я покинул ихнее совещание». Эти слова Лбова Урасов запомнил на всю жизнь и часто их повторял в своих воспоминаниях и рассказах, переиначивая на разные лады. Очевидно, он осознавал, что в них содержится наиболее ёмкая его характеристика. И, кстати, подпольная кличка у Урасова тоже была подходящая – Комиссар.

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 18: Юность дипкурьера // Интернет-журнал «Звезда». 3 июля 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе

Авторская версия

     Проект «Пермь в столыпинском галстуке» вновь переезжает из глубинки в губернскую столицу. На дворе октябрь 1906 года. Немало секретов таят пермские слободки во глубине своих улиц. Самые невзрачные личности на поверку оказываются активистами подпольных партий, руководителями комитетов и опасными боевиками…

     Вечером 12 октября 1906 года в самом конце Новой слободки, что протянулась на целую версту южнее Сибирской заставы справа от одноимённого тракта, скрытно сосредоточился усиленный наряд полиции. По агентурным сведениям охранного отделения, в доме № 40 по Мещанской улице (сейчас там находится проезд между домами № 48 и 50 по улице Полины Осипенко), принадлежащем служащему Пермской губернской земской управы Степану Филимонову, должно было состояться собрание эсеров, съехавшихся из разных городов и селений губернии. Дело было опасное, за два дня до этого в Мотовилихе неизвестные убили помощника пристава, поэтому действовали с оглядкой, наблюдали. Только к 7 часам, дождавшись, когда в ворота зайдут последние двое гостей, начали операцию. Перемахнувшие через забор городовые, открыли замок и впустили остальных в ограду. По сигналу помощника полицмейстера наряд окружил дом, стоявший в глубине двора.


Сибирская застава в Перми. Рубеж XIX-XX веков. Из личной коллекции М. Кориненко

Collapse )



Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12: Непростой сапожник // Интернет-журнал «Звезда». 29 марта 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища

Авторская версия

     В новой серии проекта «Пермь в столыпинском галстуке» завершается вторая сюжетная линия истории с неудавшимся побегом из Пермской губернской тюрьмы. Рукописи могут быть опасны, когда они не горят…

     Пермский комплекс неполноценности в начале XX века питало отсутствие в городе заведений высшего образования. Прискорбно, но одна из крупнейших губерний Российской империи не имела ни университетов, ни институтов, более того, их не было нигде на Урале и это притом, что в Сибири первый университет торжественно открылся ещё в 1888 году, а Казанскому университету к тому времени и вовсе исполнилось уже целых сто лет. Этот крайне досадный недостаток компенсировался обилием средних и средних специальных учебных заведений, только гимназий осенью 1907 года в Перми было пять, причём три из них женские. Среди них особое место занимало частное заведение госпожи Л.В. Барбатенко.
     Оно открылось в 1901 году, том самом, когда в Пермь приезжала группа будущих авторитетных эсеров. Уже через два года, в ноябре 1903-го, ему присвоили статус правительственной гимназии с 7-ю классами. Хотя, строго говоря, всего классов было девять, т.к. был ещё приготовительный класс (нулевой), готовивший девочек к поступлению в гимназию, и педагогический класс (восьмой), дававший выпускницам профессиональные навыки для работы в школе уже после окончания основного курса в гимназии. Кроме того, для иногородних имелся пансион.
     Плата за обучение тут была выше, чем в других местах: 45 рублей в год в приготовительном классе, 60 рублей в год – во всех остальных классах. Отдельно взималась плата за пансион – 18 рублей в год и за уроки танцев – 3 рубля в год, тем не менее, от желающих отдать своих дочерей на воспитание Любови Васильевне и её педагогическому коллективу не было отбоя.
     Социальный состав учениц был неоднородным. Большинство составляли юные мещанки, т.е. горожанки, далее шли дочери зажиточных крестьян и лишь за ними девочки из семей чиновников и молодые особы благородного происхождения – дочери дворян и почетных потомственных граждан, в конце следовали дети сельских обывателей, купцов и интеллигентов. Большое число гимназисток из низших сословий объяснялось просто: дети более статусных родителей шли учиться в Мариинскую и Александровскую женские гимназии.
     Учебное заведение госпожи Барбатенко располагалось на втором этаже дома статского советника А. В. Синакевича (сейчас там находится школа № 21), весь первый этаж сдавался в аренду под магазины, на третьем этаже здания находились спальные комнаты (дортуары) учениц и их наставниц, а в двухэтажном пристрое, что со стороны улицы Пермской, проживала прислуга.


Дом А.В. Синакевича

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8: Дорогой дневник // Интернет-журнал «Звезда». 17 января 2019 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А.В. Короткая служба лейб-гренадера Лбова

Кудрин А.В. Короткая служба лейб-гренадера Лбова // Историк-архивист Леон Кашихин: Штрихи к портрету. Сборник документов и материалов / Сост. А. П. Зиновьев, В. С. Колбас. Пермь, ИЦ «Титул», 2018. C. 118-127

С. 118.

   В истории первой русской революции особое место занимает фигура уроженца Мотовилихи, известного революционера и экспроприатора Лбова. К ней много лет прикован интерес краеведов и журналистов [1], обращались к её изучению и профессиональные историки [2]. Но, несмотря на наличие ряда публикаций биографического характера, многие стороны жизни этого человека всё ещё остаются малоизученными [3]. Одной из них является его воинская служба, попытки исследования которой до настоящего времени ещё ни разу не предпринимались. Данный пробел и призвана заполнить эта статья.

Лбов - Рис. 1.jpg
Рис. 1. Александр Лбов вскоре после службы в лейб-гвардии.
ПермГАСПИ. Ф. 643/2. Оп.1. Д. 11599
Collapse )

Скачать весь сборник в pdf cкачать

См. Также Видео доклада автора по этой статье на конференции. 05.12.12


© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба

Авторская версия

     «Звезда» продолжает авторский проект Андрея Кудрина «Пермь в столыпинском галстуке». Весной 1906 года экспроприаторы нападают на сборщика винной монополии, но неожиданно сами оказываются под ударом. Одна из сюжетных линий истории с двумя побегами из пермской губернской тюрьмы наконец получает завершение

     В конце первой недели мая 1906 года в Перми хоронили сборщика винной монополии Орлова. Монополия была введена в России ещё в 1894 году по инициативе министра финансов Сергея Витте. Распространялась она на очистку пищевого спирта и торговлю водкой, доходы от которой поступали непосредственно в государственную казну. Русский народный напиток помимо ресторанов и других подобных им заведений общественного питания в то время можно было купить только в принадлежащих государству номерных винных лавках, прозванных в народе казёнками. Выручку из казёнок забирали специальные сотрудники акцизного управления министерства финансов – сборщики винной монополии. Именно таким человеком и был тридцатидевятилетний Михаил Орлов. Будучи почётным гражданином, он имел собственный дом в Перми на Покровской улице (сейчас это улица Ленина), учился в юности в духовной семинарии, потом долго работал школьным учителем. Но однажды что-то заставило его круто изменить свою жизнь и пойти на службу в акцизное ведомство.


Казённая винная лавка № 29 в Нижнем Новгороде. Фото начала XX века

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7: Три товарища // Интернет-журнал «Звезда». 12 декабря 2018 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург

Авторская версия

     Ранним утром 3 июля 1907 года Пермь потрясла новость о том, что в сорока с лишним верстах от города на Каме группой экспроприаторов дерзко ограблен пароход «Анна Степановна Любимова», похищено более 30 тысяч рублей, предназначенных для Оханского казначейства, есть жертвы. Разыскиваются около десятка мужчин в чёрных рубахах и две женщины, их имена не известны, пассажиры слышали несколько прозвищ в основном птичьих: Сокол, Ворон, Ястреб…


Пароход «Анна Степановна Любимова». Открытка начала XX века


Телеграмма пермского губернатора в Петербург о нападении на пароход «Анна Степановна Любимова». Из фондов ГАПК


Вырезка из газеты «Вятский край». Июль 1907 года


Фрагмент полицейского рапорта о нападении на пароход «Анна Степановна Любимова». Из фондов ГАПК

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6: Красный след Ястреба // Интернет-журнал «Звезда». 6 апреля 2018 года

© polikliet

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2: «Святая Анна» за помощь Лбову

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1: Исключительное положение

Авторская версия

     Во второе воскресенье февраля 1907 года газета «Камский край» ошеломила пермяков следующим сообщением: «Передают, что вчера в 8 часов вечера в губернской тюрьме. Были слышны выстрелы и, по слухам среди заключённых есть убитые»… Как выяснилось день спустя, убитых не было, но раненые имелись. В ту субботу, когда всё случилось, вечерняя поверка в тюрьме прошла несколько позднее обычного из-за затянувшейся церковной службы (при тюрьме была церковь во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радости»), заключённых и арестованных развели по камерам, надзиратели заняли свои посты во внутренних помещениях. Встал на своё место в коридоре нижнего этажа корпуса для одиночных политических заключённых или, как его ещё называли, – башни и надзиратель Дмитрий со знакомой уральской фамилией Букин.


Одиночный корпус (Башня) Пермской губернской тюрьмы. Начало XX века. Из фондов ГАПК

     В это время в камере № 6, предназначенной для одиночного заключения, находилось трое обвиняемых в попытке экспроприации денег у сборщика винной монополии: Иван Глухих, Дмитрий Меньшиков (он же Меньщиков) и Александр Трофимов. Этим троим грозил военно-окружной суд с весьма вероятной виселицей в итоге.


Внутренний вид одиночного корпуса (Башни) Пермской губернской тюрьмы. Начало XX века. Из фондов ГАПК

     Внезапно у них погас свет. Тушить огонь в ночное время в камерах категорически запрещалось, поскольку без освещения в дверное окошко было не видно, что происходит внутри. Букин потребовал немедленно зажечь лампу и его приказание тотчас же выполнили. Но только надзиратель стал подниматься по лестнице на другой этаж, как услышал звон разбитого стекла, свет в камере № 6 вновь почти потух. Пришлось вернуться и узнать в чём дело. Арестанты сообщили ему через дверь, что нечаянно разбили фонарь, фитиль без стекла сильно коптит и даёт мало света, им нужна новая лампа. Таковые всегда имелись в запасе и Букин, взяв резервный источник света, открыл дверь камеры ключом. Это было ошибкой, Меньшиков и Глухих немедленно затащили его внутрь, отобрали револьвер, схватили за горло и, засунув в рот полотенце, повалили на пол.
     Тем временем из тюремной конторы в башню, где всё происходило, был отправлен за списком политических, заказывающих на следующий день обед, арестант-ламповщик Евлампий Крупин. Войдя в корпус, он позвал надзирателя, но ответа не услышал. В тот момент, когда он шёл по коридору на него из камеры выскочил Глухих с револьвером в руке и приставил к груди ламповщика дуло. Угрозами он заставил его идти в сторону туалета, но проходя мимо открытой двери, Крупин увидел лежащего Букина, испугался, оттолкнул своего новоявленного конвоира и, несмотря на сыпавшиеся на него удары револьверной рукояткой, бросился бежать. Его не преследовали, время было дорого, но прежде, чем бунтовщики сумели выбраться из корпуса, туда примчался лично начальник тюрьмы коллежский секретарь Владимир Гумберт с помощниками. Первым в корпус заскочил старший помощник Занадворов и чуть не получил пулю от Трофимова, который был на страже с револьвером, ответив ему несколькими безрезультатными выстрелами, он начал его преследовать и разгорячённый заскочил внутрь мятежной камеры, где его сильно ударили по руке. Участь Букина и Занадворова, вероятно, была бы печальной, если бы в этот момент в шестой номер с винтовкой не вломился сам начальник тюрьмы и не стал осыпать заключённых многочисленными ударами приклада.

Collapse )

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2: «Святая Анна» за помощь Лбову // Интернет-журнал "Звезда". 21 февраля 2018 года

© polikliet

Dorifor-bust

Гриф М.Л. Мемориал доблести и славы




Гриф М.Л. Мемориал доблести и славы // Пермь-2018: Юбилейные и памятные даты. СПб., 2017. С. 276-285.

 75 лет назад, в решающий момент Великой Отечественной войны уральцы выступили с инициативой - создать добровольческий танковый корпус и на свои сбережения снарядить его. Добровольческий танковый корпус стал венцом боевых формирований Урала. В его состав вошли 3 танковые (в том числе Пермская), одна мотострелковая бригады и другие воинские части. Днем рождения Пермской танковой бригады считается 23 марта 1943 г. 1 июня 1943 г. состоялись проводы танкистов на фронт. О боевом пути Уральского добровольческого танкового корпуса (УДТК) можно прочитать статью А.А. Константинова в Календаре-справочнике города Перми на 2013 г.

 После окончания Второй мировой войны памятники воинам-уральцам были установлены в городах Орел, Унеча, Каменец-Подольский, Тернополь, Львов, Берлин, Прага.

 В 1957 г. ветераны корпуса (Микаилов А.Г., Сузутов В.И. и др.), вышли с инициативным предложением о строительстве в Перми памятника в честь воинов-танкистов. 23 февраля 1958 г. в основание будущего монумента был заложен первый камень. Решением Пермского горисполкома № 253 от 3 марта 1958 г. был объявлен конкурс на разработку проектов памятника в честь героических подвигов УДТК, итоги которого были подведены 17.07.1958 г. (решение Пермского горисполкома № 773). Менее чем через год Пермский горисполком утвердил эскизный проект памятника (решение № 357 от 16.04.1959 г.), а в 1960 г. была утверждена сводная смета на строительство монумента (решение № 442 от 5.05.1960 г.). По этой смете на сооружение мемориала выделялось 1442,5 тыс. руб., в т.ч. 500 тыс. руб. – на начало работ.

 В 1962 г. в Перми около гарнизонного Дома офицеров был воздвигнут временный памятник танкистам УДТК.

 Через год к 20-й годовщине формирования 243-й (62-й гвардейской) пермской танковой бригады, действовавшей в составе корпуса, был сооружен мемориал Уральскому добровольческому танковому корпусу. Открытие мемориала происходило в торжественной обстановке 11 марта 1963 г. Авторы памятника: скульптор С. Колюпанов и художник-монументалист П.Ф. Шардаков, архитекторы А.П. Загородников, О.Н. Шорина.

 Место для мемориальной композиции было определено в восточной части площади перед гарнизонным Домом офицеров, по улице Карла Маркса (ныне ул. Сибирская).

 Мемориал представляет собой свободную композицию из 3-х элементов: танка Т-34 на постаменте, плиты-стелы и стены с рельефом, объединенных невысоким подиумом со ступнями с трех сторон, по которым можно было подняться и рассмотреть композицию. Подиум облицован полированными гранитными плитами. В переднем левом углу подиума расположен массивный прямоугольный постамент с танком Т-34. Постамент облицован красно-коричневым гранитом. Поверхность постамента имеет уклон, за счёт чего передняя часть танка слегка приподнята. Танк окрашен в зеленый цвет. До недавнего времени на обоих бортах башни танка были нанесены знаки «Гвардии» и номер «243-й белый» - номер Пермской танковой бригады. Однако, следует отметить тот факт, что после присвоения звания «Гвардейская» номер бригады изменился на «62-й».
На левой стороне постамента укреплена мемориальная доска с текстом:

«ПАМЯТНИК ИСТОРИИ
Мемориал «танк Т-34» сооружен в 1963 г. в честь Уральского добровольческого танкового корпуса, в составе которого в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов действовала Пермская танковая бригада. Художник П.Ф. Шардаков, архитекторы А.П. Загородников, О.Н. Шорина.
ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ».

 Примечательно, что в качестве основного элемента мемориальной группы было решено использовать настоящий фронтовой танк Т-34-76, выпускавшийся до 1944 года. В других городах в качестве памятников обычно устанавливали танки Т-34, построенные в конце войны и после нее, и в боях фактически не участвовавшие.

Collapse )




См. Так же  Чёрные ножи. Танк на Сибирской