?

Log in

No account? Create an account
dorifor

Ноябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Dorifor-bust

Дело об оскорблении инженера Сеппайна действием и роль в нём Александра Лбова

Кудрин А.В. Дело об оскорблении инженера Сеппайна действием и роль в нём Александра Лбова // Мотовилиха: век XVIII - век XXI. Тезисы докладов научно-практической конференции. Пермь, Книжное издательство "Пушка", 2017. С. 100-105.


https://img-fotki.yandex.ru/get/478681/97833783.1718/0_1ea05b_6edf7d76_orig.jpg
Вид на Мотовилиху

С. 100.

А.В. Кудрин
к. соц. н.

ДЕЛО ОБ ОСКОРБЛЕНИИ ИНЖЕНЕРА СЕППАЙНА ДЕЙСТВИЕМ И РОЛЬ В НЁМ АЛЕКСАНДРА ЛБОВА

     В истории Перми и Мотовилихи важное место занимают события 1905 года. Их кульминации предшествовал целый ряд острых трудовых конфликтов на Пермских пушечных заводах. Они проходили в форме забастовок и других акций, приведших в итоге к закрытию предприятия и увольнению всех рабочих. Одним из заметных эпизодов этого противостояния был, так называемый, вывод с завода заведующего снарядным цехом горного инженера П.М.Сеппайна[1].
     После июльской забастовки, по итогам которой завод покинул М.Д.Назаров, место руководителя снарядным цехом[2] оставалось свободным и 19 июля его занял Пётр Матвеевич Сеппайн. Его предшественник допускал ряд вольностей, например, рабочим было разрешено иметь различные приспособления для сидения – стулья, чурбаны и т.п., трудиться сидя, кроме того, они могли пить чай в цеху, как до начала работ, так и во время них. Считая это неприемлемым по соображениям техники безопасности и необходимости поддержания трудовой дисциплины, Сеппайн запретил все эти отступления от обычного порядка – стулья и чурбаны были убраны, рабочие стали работать стоя, был введён запрет на кипячение чайников на кузнечном горне. Вместо штрафов за прогул по причине пьянства новый заведующий стал отстранять виновных от работ на несколько

С. 101.

дней, что сильно влияло на их материальное положение, особенно злостных нарушителей он немедленно увольнял. В результате этих мер, из цеха за два месяца было уволено пять человек притом, что в других цехах предприятия уволенных не было вообще. Изменил Сеппайн и расценки работ. До его прихода за изготовление одних и тех же деталей разные рабочие получали разные деньги, новый заведующий унифицировал стоимость изготовления каждой детали и сделал её единой для всех – одни рабочие стали получать меньше, другие, напротив – больше, но все одинаково. Благодаря этим мерам (были и другие), а так же своей строгости, которая неизменно воспринималась как грубость, заведующий цехом быстро настроил многих подчинённых против себя[3].
     Стоит отметить, что снарядный цех и так был одним из наиболее проблемных для администрации. Именно его представителем в совете старшин, существовавшем тогда на предприятии органе рабочего самоуправления, был А.Г.Юрш – один из самых активных революционеров Мотовилихи[4]. Неудивительно, что уже через полтора месяца, 26 августа, под предлогом неправильного расчёта за время ремонта станков рабочие в лице А.А.Коровина, сославшегося на мнение «народа», открыто заявили Горному начальнику С.А.Строльману, что им «не надо Сеппайна». В начале сентября после увольнения очередного своего товарища рабочие цеха, со слов свидетеля, приняли решение насильственно удалить заведующего с предприятия[5]. 17 сентября за то, что не сдал медную стружку и сделал на заводе из снаряда свисток для паровой лодки, был рассчитан и упомянутый уже Коровин. На свистке сохранилось заводское клеймо, что позволило вести речь о хищении казённого имущества[6].
     На следующий день состоялась сходка рабочих с участием уволенных, где обсуждались требования к Горному начальнику, в них работники снарядного цеха первым пунктом поставили удаление с завода своего заведующего[7]. На собрании рабочий И.А.Козлов высказал мнение, что «Сеппайна следует обуть в лапти». 19 сентября на очередное собрание, чтобы выслушать рабочих пришёл сам Горный начальник, но после того, как в него бросили свёрнутым пиджа-

С. 102.

ком, покинул его, письменные требования рабочие позже передали ему через своих представителей. Насильственные действия в отношении заведующего снарядным цехом были назначены ими на утро следующего дня, чего особенно добивался Коровин[8].
     В начале дня 20 сентября к Сеппайну обратился уволенный А.И.Косяков, по некоторым данным вместе с другим рабочим[9], с просьбой принять его обратно на завод. Инженер отказал. Вскоре цеховой мастер предупредил его, что между первой и второй сменами рабочие собираются насильно вывести его с завода, чему заведующий не придал значения. После этого он отправился осматривать верхний этаж строящейся инструментальной фабрики, при спуске оттуда по сходням он был атакован толпой рабочих численностью до ста человек. Дальнейшие события были подробно изложены в обвинительном акте по этому делу: «Схватив Сеппайна за руки, толпа сорвала с него фуражку, вымазала лицо грязью, набросила на голову мешок, который Сеппайн всё время старался сорвать[10], сняла галоши и надела на ноги лапти, приговаривая, что лапти означают кровь рабочих. В таком виде толпа повела Сеппайна через малую проходную по двору и вытолкнула на улицу, причём толпа всё время росла и достигла нескольких сот человек. Из ея числа особенно выделялись следующия лица: упомянутый выше Косяков держал Сеппайна за шиворот, приговаривая «будешь знать как пить нашу кровь»; рабочие Безгодов и Масленников накладывали Сеппайну грязь на голову; когда же в толпу кто-то бросил лапти, рабочий Александр Леготин подхватил их и передал рабочему Григорию Пичугину, который надел их на ноги Сеппайну; тот же Леготин и Пичугин бросали Сеппайну в лицо грязью и кричали «кровопиец»[11].
     Артиллерийский приёмщик снарядов – подполковник Г.Лаврентьев – проводил пострадавшего горного инженера до квартиры в экипаже. Оба были вооружены, так как на пути выезда с завода собралось около тридцати рабочих, ожидавших времени запуска на завод и знавших о предстоящем выезде Сеппайна, который приводил себя в порядок в малой проходной[12].
     События 19-20 сентября, во время которых был насильно удалён с завода также мастер В.К.Крапивин, а ещё несколько руководи-

С. 103.

телей едва избежали этой участи, привели к тому, что 23 сентября предприятие было закрыто, а все рабочие уволены[13]. Нападению на Сеппайна придавалось такое значение, что ему уделили место в своей переписке губернатор, главный начальник Уральских горных заводов и министр финансов[14]. В итоге по факту оскорбления горного инженера действием было заведено уголовное дело, которое было доведено до суда. 14 июня 1907 года рабочие А.И.Косяков, Г.А.Пичугин, Ф.Г.Масленников и А.И.Безгодов[15] были приговорены Пермским окружным судом к восьми месяцам лишения свободы, а А.А.Коровин, И.А.Козлов, И.Я.Болдачев оправданы за недоказанностью вины[16]. 26 июня 1908 года состоялся суд над ещё одним участником вывода Сеппайна – А.А.Леготиным. Он также был признан виновным, однако ввиду смягчающих обстоятельств (несовершеннолетие в момент совершения преступления) был приговорён только к трём месяцам тюрьмы, но поскольку по приговору Сарапульского суда от 1 марта 1907 года он уже отбыл этот срок за кражу, от заключения его было решено освободить[17].
     Судьба самого горного инженера сложилась более благополучно. Вскоре после инцидента, по сообщению помощника пермского уездного исправника А.Правохенского, он взял отпуск «для приискания службы», но не найдя её, вновь вернулся в Мотовилиху. Чем он занимался в последующие месяцы неизвестно, возможно, продолжил трудиться на прежнем месте после открытия завода[18]. Через полгода «Пермские губернские ведомости» проинформировали читателей, что Сеппайн оставил службу на Пермских пушечных заводах и уехал работать за границу на Крупповские пушечные заводы, где ему установили оклад в 4000 рублей в год[19]. Так ли это было на самом деле, утверждать сложно, но судебные документы подтверждают, что 24 февраля 1906 года он действительно выехал за границу, однако в апреле 1907 года уже вновь был в России, в Петербурге[20].
     Отдельный интерес вызывает вопрос, связанный с причастностью ко всем этим событиям известного экспроприатора Александра Лбова. К.Ольховская в своей статье, основанной на материалах Пермского бюро Истпарта, богатого конспектами воспоминаний участников революции, приписывала Лбову самую активную едва

С. 104.

ли не руководящую роль не только в выведении с завода Сеппайна, но и в изгнании мастера Крапивина[21]. Указывая, что «виновников не выяснили», она перечислила фамилии рабочих, которые «отсидели по восьми месяцев» за это дело, среди которых только две – Козлова и Пичугина – действительно с ним связаны, а остальные три прямого отношения к нему не имеют.
     Ни судебные материалы по этому делу, ни многочисленные архивные документы, относящиеся к деятельности самого Лбова, никак не подтверждают его активную роль в истории с Сеппайном. Из всех современных событиям источников о причастности Лбова к этой истории упоминалось только в известной невысокой степенью точности своих данных оппозиционной газете «Камский край». В одной из своих заметок, посвящённых очередной облаве на Лбова в марте 1907 года, она отмечала, что он разыскивается в связи с необходимостью представления его на суд по делу о выводе с завода Сеппайна[22].
     В свете источников указания на активную роль Александра Лбова в этом эпизоде истории Мотовилихи в настоящее время выглядят слабо обоснованными. Если он и участвовал в этих событиях, то, вероятно, совсем не в той степени, чтобы привлечь внимание тогдашних правоохранительных органов.


Источники:

[1]
См. Ольховская К. Работа партии и рабочее движение // Борьба за власть. Т. 1. Дни неоконченной борьбы. Пермь, 1923. С. 50-53.
[2] В документах речь идёт то о четырёх снарядных цехах, то о четырёх отделах одного снарядного цеха, которыми обычно управлял один горный инженер.
[3] Государственный архив Пермского края (далее ГАПК). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567. Л. 5-5об.
[4] Там же. Ф. 160. Оп. 3. Д. 146. Л. 36.
[5] Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567. Л. 5-6.
[6] Государственный архив Пермского края (далее ГАРФ). Ф. 102. ДП ОО. 1905. Оп. 233а. Д. 4 ч. 45. Т. 2. Л. 63об.

С. 105.
[7] Революция 1905-07 годов в Прикамье. Молотов, 1955. С. 115.
[8] ГАПК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567. Л. 6.
[9] Ольховская К. Указ. соч. С. 51.
[10] По другим данным надеть мешок на голову инженера рабочим так и не удалось. Подробнее см. ГАПК. Ф. 276. Оп. 1. Д. 134.
[11] Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567. Л. 6об.; Ф. 65. Оп. 3. Д. 88. Л. 115об.
[12] ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. 1905. Оп. 233а. Д. 4 ч. 45. Т. 2. Л. 82об.
[13] Революция 1905-07 годов в Прикамье. С. 119.
[14] Подробнее см. ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. 1905. Оп. 233а. Д. 4 ч. 45. Т. 2.
[15] Безгодову исполнение наказания было отложено, т.к. он находился под следствием по ещё одному уголовному делу.
[16] ГАПК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567а. Л. 447-448.
[17] Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567б. Л. 648-649.
[18] Там же. Ф. 65. Оп. 3. Д. 88. Л. 288.
[19] Инж. Сеппайн // Пермские губернские ведомости. 28 мая 1906 года.
[20] ГАПК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2567а. Л. 288-289.
[21] Она утверждала, например, что Лбов крикнул не решавшимся набросится на Сеппайна рабочим: «Чего вы стоите!». Подробнее см. Ольховская К. Указ. соч. С. 52.
[22] Облава // Камский край. 20 марта 1907 года.

© polikliet

Comments

Спасибо!