А. (polikliet) wrote,
А.
polikliet

Category:

Метаморфозы исторической реальности в повести А. Гайдара «Жизнь ни во что». Часть 2

Метаморфозы исторической реальности в повести А. Гайдара «Жизнь ни во что». Часть 1

Кудрин А.В. Метаморфозы исторической реальности в повести Аркадия Гайдара «Жизнь ни во что» // Вещь. 2013. № 8. С. 79-94.

С. 87.

III

     В лагере, противостоящем «лесным братьям», тоже есть несколько персонажей, за которыми можно увидеть фигуры людей, живших или бывавших в Перми и Мотовилихе в начале 20 века. Так, за образом главного преследователя Лбова в повести, хорунжего Астраханкина, стоит целый ряд реальных людей. Прежде всего, это собственно хорунжий Александр Астраханкин – офицер 3-ей сотни 7-го Уральского казачьего полка, расквартированной в 1905 году в Мотовилихе. Именно это подразделение разгоняло несанкционированное властями собрание рабочих на Вышке 10 июля 1905 года, когда погиб Лука Борчанинов, а затем 12 и 13 декабря того же года участвовало в подавлении выступлений, через год квалифицированных Казанской судебной палатой как вооружённое восстание. Вскоре после этих событий сотня из Пермской губернии была выведена, а вместо неё в начале января 1906 года в Мотовилихе были расквартированы казаки 5-ой

С. 88.

сотни 17-го Оренбургского казачьего полка, их в свою очередь через полгода сменили драгуны.
     Настоящий хорунжий Астраханкин никогда не охотился за лбовцами и не командовал «ингушами», три отряда которых были созданы губернатором на деньги, взятые из кредита на содержание полицейской стражи, только летом 1907 года. Название этих отрядов было условным, поскольку специальным циркуляром департамента полиции от 12 июня 1906 года за № 4242 принятие на службу в полицейскую стражу ингушей формально было запрещено, поэтому чаще в них служили представители других народов Кавказа, к примеру, в Вятской губернии – чеченцы. В западных губерниях Российской империи подобные формирования, так же условно, именовали «черкесами».
     Все три отряда первоначально были расположены в горнозаводской части губернии, только в августе 1907 года одному из них под командованием Арцу Бузуртанова44, расквартированному в Богословском горном округе, довелось принять участие в поисках лбовцев, оперировавших в Верхотурском уезде. Вооружены «ингуши» были хуже, чем «лесные братья», в основном устаревшими однозарядными винтовками Бердана и кинжалами. Куда опаснее для лбовцев были дисциплинированные и оснащённые современным оружием роты и охотничьи команды регулярной пехоты и драгуны. В ноябре 1907 года, когда наиболее активные действия «лесных братьев» уже прекратились, один из отрядов «ингушей» был переведён в Пермь. Позднее часть из них несла конвойную службу. Именно ими 9 апреля 1908 года «при попытке к бегству» на станции Сылва были убиты следовавшие к месту заключения осуждённые лбовцы – Михаил Гресь («Гром») и Александр Смехов.
     Интересно, что в пермском управлении Отдельного корпуса жандармов служил штаб-ротмистр с почти такой же, как у персонажа «Лбовщины» фамилией – Астраханцев, он тоже мог стать одним из прототипов хорунжего Астраханкина, но знал ли о нём Гайдар, неизвестно.
     Гораздо больше сил и времени, чем Астраханкин, Астраханцев, Арцу Бузуртанов и ещё кто-либо, на поиски Лбова потратил пермский уездный исправник Антон Правохенский. Впервые он пересёкся с ним ещё в декабре 1905 года будучи только помощником исправника, потом с сентября 1906 года и по конец апреля 1907 года он лично неоднократно участвовал в облавах на Лбова, арестовал почти всех его родственников, некоторых из них дважды, рисковал карьерой, здоровьем, возможно, жизнью, но в итоге из-за ряда провалов был переведён из Пермского уезда в Кунгурский, и даже попал под суд.
     Начальнику Пермского охранного отделения подполковнику Самойленко-Манджаро охота за лбовцами тоже стоила карьеры, на почве борьбы с «лесными братьями» у него с губернатором А. Болотовым возникли разногласия, и уже осенью 1907 года, фактически после того, как главные усилия по подавлению лбовщины были сделаны, он был заменён на более послушного ротмистра Сизых.
     Много времени в облавах провели драгуны 1-го и 5-го эскадронов 54-го Новомиргородского драгунского полка, включая таких офицеров, как поручик В. Каппель – будущий герой Гражданской войны со стороны белого движения, и ротмистр Н. Фокин – родной брат знаменитого балетмейстера, служивший впоследствии в Красной Армии.
     Но никто из тех, кто действительно активно участвовал в подавлении лбовщины, Гайдаром в повести не упоминался, и это в некотором роде загадка, поскольку с отдельными бумагами Правохенского, Самойленко-Манджаро и Сизых он явно успел ознакомиться в архивах. Причин этого может быть несколько. Во-первых, никто из них, кроме разве что драгунских офицеров, не мог быть помещён в романтический треугольник с участием Лбова и Риты Нейберг, который был основным двигателем сюжета. Во-вторых, Гайдару и его читателям сложно было представить в роли трагического героя, отнюдь не лишённого положительных черт, начальника полиции или охранного отделения.
Читать дальшеCollapse )

* Уже после написания статьи автору удалось найти в документах полиции упоминание о ещё одной любовнице Лбова - Груньке Жидовке

Литературный журнал "Вещь". 2013. № 8. (скачать в pdf)
Дополнительно см. Иллюстрации

См. Так же Литературный журнал "Вещь". 2013. № 7. (скачать в pdf)

© polikliet

Tags: Лбовщина, Первая русская революция, Статьи
Subscribe

Posts from This Journal “Лбовщина” Tag

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments