?

Log in

No account? Create an account
dorifor

Ноябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Dorifor-bust

Лбовщина до «Лбовщины». Часть 1.

Кудрин А.В. Лбовщина до «Лбовщины». Досоветская художественная литература о пермских «лесных братьях» // Вещь. 2013. № 7. С. 98-111.

С. 98.

   Летом 1910 года Андрей Фирсов репортёр, специализировавшийся на путевых заметках, совершил поездку на пароходе по Каме, во время которой посетил Пермь. Свои впечатления от этого визита он описал так: «Героем дня в городе во время моего пребывания в нём был разбойник Лбов, бывший унтер-офицер Преображенскаго полка [1]. Его имя с трепетом и с каким-то почтением произносилось всюду. Этот современный Ринальдо-Ринальдини своими подвигами, пожалуй, затмил славу своего легендарнаго предшественника [2]. Разсказывали, что он высокаго роста, плечист, строгий брюнет с бледно-матовым лицом, носит тёмную бородку. Обладает он неслыханным мужеством, способностью найтись в самыя критическия минуты, искусством превращаться, по мере надобности, из юноши в старца и наоборот и даже долею благородства и великодушия»[3].
   К моменту написания этих строк Александр Лбов, знаменитый уральский экспроприатор эпохи первой русской революции, уже два года как был казнён, но истории о нём, передаваемые из уст в уста, по-прежнему находились в центре внимания пермяков. Лбов, скрывшийся от полиции после восстания в Мотовилихе, с помощью местных и приезжих боевиков совершил попытку превращения единичных вооружённых выступлений в Прикамье и на Среднем Урале в антиправительственную партизанскую войну. К осени 1907 года она потерпела неудачу, последние её очаги были подавлены в 1908 году.
   Громкие судебные процессы по делам «лесных братьев» [4], проходившие в течение нескольких лет, статьи и заметки в газетах, посвящённые этим событиям, были не единственными причинами их популярности. Фигуры Лбова и его товарищей привлекали к себе внимание современников тем, что


1 В действительности Лбов был унтер-офицером Лейб-гвардии гренадёрского полка.
2 Ринальдо Ринальдини главный герой романа немецкого писателя Вульпиуса «Ринальдо Ринальдини, атаман разбойников» (1797).
3 Фирсов А. По Каме // Исторический вестник. Декабрь. 1910. Т. CXXII. С. 1126-1128.
4 «Лесными братьями» называли себя революционеры, участвовавшие в 1906-07 годах в антиправительственных партизанских выступлениях в Прибалтике, так же именовали себя Александр Лбов и его соратники.


С. 99.

они органично объединяли в себе традиционные черты «добрых разбойников» и народных мстителей с образами несгибаемых революционеров, олицетворяя последние надежды сторонников революции на перемены в общественной жизни. Периодические издания того времени пестрели историями о подобных людях, но большинство из них было забыто и только те из них, кому повезло попасть в поле зрения авторов художественных произведений в итоге остались в народной памяти. В этом смысле  Лбову и лбовцам повезло больше других. К двадцатилетнему юбилею первой русской революции, опираясь на воспоминания современников, молодой пермский журналист А.Гайдар написал небольшую повесть «Жизнь ни во что (Лбовщина)», благодаря которой их помнят до сих пор.
   В текущем году наступает очередная годовщина, исполняется 105 лет со дня казни главного героя «Лбовщины». На фоне затянувшегося экономического кризиса и роста протестных настроений эта тема вновь становится актуальной. О ней пишут в блогах и социальных сетях, не иссякает интерес к ней и в прессе. Совсем недавно небольшим, но культовым издательством «Ad marginem» совместно с книжным магазином «Пиотровский» была вновь переиздана и повесть Гайдара [5].
   На этом фоне уместно вспомнить и о других художественных произведениях, созданных по мотивам революционных событий в Пермской губернии. Мало кто знает, что уже через несколько месяцев после смерти атамана Лбова в одном из уличных цирков Перми показывалось представление о нём [6], а ещё раньше появилось первое сочинение неизвестного автора, впитавшие в себя, как отголоски реальных событий, так и далёкие от действительности легенды. Всего до 1917 года было издано несколько таких произведений: мини-пьеса «Экспроприаторы» (1907) [7], рассказ Б.Никонова «Гражданское мужество» (1908) [8], роман В.Осинского «Атаман Лбов – «Гроза Урала» (1908) [9] и книга П.Орловца «Лесные братья. «Три героя». Лбов, Савицкий и Азеф» (1910) [10]. Возможно, что существовали и другие сочинения на эту тему [11].
 Первой стала крошечная пьеса, напечатанная в нижегородской газете «Судоходец» в самый разгар лета 1907 года. Её действие происходит на одном из речных почтово-пассажирских судов вскоре после известной экспроприации на пароходе «Анна Степановна Любимова» [12]. Драматург под скромным псевдонимом Никто-не создал комическую миниатюру в трёх частях, события в которых разворачиваются почти одновременно, как на нижней и верхней палубах судна, так и на капитанском мостике. Автор погружает читателя в атмосферу самых невероятных слухов и сплетен, наводнивших прикамские и поволжские города


5 См. например, последнее переиздание повести Гайдар А. Жизнь ни во что (Лбовщина). М.: «Ad marginem», 2011.
6 См. Кудрин А.В. Образ А.Лбова в неопубликованных воспоминаниях современников. Эпизоды // Мотовилиха: открывая новые страницы: тезисы докладов научно-практической конференции. Пермь: «Пушка», 2011. С. 113.
7 См. Номера газеты «Судоходец» за 6, 11 и 18 июля 1907 года.
8 Никонов Б.П. Гражданское мужество. Ежемесячные литературные и популярно-научные приложения к журналу «Нива» на 1908 г. Т.2. № 7. С. 393-406.
9 Осинский В. Атаман Лбов – «Гроза Урала» (Роман из жизни современной вольницы и подвижников). Выпуск I. Лбов в Финляндии (среди петербургских дачников). С-Пб.: «Дачный курьер», 1908.
10 См. Репринтное издание Орловец П. Лесные братья. «Три героя». Лбов, Савицкий и Азеф (сенсационный роман в 2-х частях). N.Y. Brooklyn, 7. Книжный магазин Kersha.
11 См. Кудрин А.В. Указ. Соч. С. 113.
12 Экспроприация на пароходе «Анна Степановна Любимова» состоялась в ночь на 3 июля 1907 года по старому стилю на Каме недалеко от села Новоильинского. Акция была осуществлена одной из групп лбовцев, сам Лбов непосредственного участия в ней не принимал.


С. 100.

после акции лбовцев. Интересно, что первые две части имеют подзаголовок «Полуфантазия», а третья – «Фантазия». Кроме времени произведение внутренне связано общей сквозной темой – экспроприацией. Лбов – единственный главный герой этой маленькой пьесы, он отсутствует, но о нём все говорят.
Первое действие происходит в помещениях 3 и 4 классов, где едут крестьяне, рабочие, мелкие торговцы и прочие представители «простого» народа. В центре общего внимания находится странница, рассказывающая столпившимся вокруг неё «взаправдашнюю» историю о Лбове [13].


   «Был этот самый Лбов, родныя мои на войне [14]… <…> …пригнали его в Порт-Артур, и приставили к самой, что ни на есть огромадной пушке, а тут как раз японцы с антилерией. Он было пушку-то на них навёл, а они его шамозой: – «Проси, говорят, пардону, а то сейчас тебе «банзай» будет»… <…> … Наставили на него шамозу, ну, он, известно, – человек молодой, жизнь то мила: обробил, так обробил, – прямо самому микаде ихнему в ноги упал: «что хошь, мол, со мной делай – только жисти не лишай»! Ну, хорошо. Поглядел на него микада и говорит: – «Ладно! Жисти тебя не лишу, только ты мне, кавалер, заместо выкупа, помоги Порт-Артур взять»… <…> «Укажи ты мне, говорит, с какого боку подкоп подводить? Я тебя, говорит, за это японским генералом сделаю»…
   <…> …Облестили, желторожие, Лбова: продал парень присягу, снял с шеи крест… <…> …И говорит Микаде: – «Подкладывай ты, Микада, мину с праваго боку, под третью гору, под тринадцатую пушку, под девятый кирпич. Послушал Лбова Микада, подложил мину…
   <…> …Ну, забрал Микада Порт-Артур, позвал Лбова, и говорит: – «Много я тобой кавалер доволен – принимай жидовскую веру!» – Тот отнекивается: – «Как? По какому случаю? Такова уговора не было!» – Нельзя, говорит микада, тебе без етова японским генералом быть». А Лбов ему: – «Не хочу, коли так и вашего генеральства». Уговаривал, уговаривал его микада – нет: – «Не хочу и не хочу». Что тут японцам делать? Спрашивают его: – «Чем же нам тебя кавалер, за верную службу отблагодарить»? Подумал, Лбов, подумал и отвечает: «Подари ты мне, микада, подводную лодку, которая может под водой плавать, буду я на ней по Каме, да по Волге-матушке плавать, да пароходы грабить»…
   <…> Подарил, слова не сказал, – подарил!.. И мины ему наложил, и шамозы… Вот он теперь на ней и плавает: мырнёт  у Казани, а вымырнет у Перми»…
Реакция слушателей на рассказ странницы разная от недоверия молодёжи до полного и безоговорочного приятия неграмотных крестьянок. Присутствующий при этом боцман обрывает рассказ странницы, пытаясь предотвратить тревожные слухи. Но поздно – посеяны первые зёрна паники. И вот уже купец подходит к проверяющему билеты помощнику капитана и заявляет: «Я, господин капитан, с этим господином ехать в одной каюте не согласен!.. <…> Сами извольте посудить: рубаха чёрная, пояс широкий, сапоги высокие, опять же на голове шляпа [15]. Всё книжку какую то махонькую красненькую читает; через плечё бинокль… <…> Бинокль то, конечно, оно ничего, а может у него не бинокль – браунинг, али машина какая: – наведёт и готово»…
   Едва его успокаивают, как другие пассажиры начинают жаловаться на «незатворяющиеся» двери, отсутствие крючков на окнах, мерещащиеся им в полутьме бомбы,


13 См. Никто-не. Экспроприаторы. I. На нижней палубе // Судоходец. 6 июля 1907 года.
14 Настоящий Лбов никогда не был на Русско-японской войне.
15 Лбовцы во время акции на пароходе «Анна Степановна Любимова» были одеты в чёрные рубахи с широкими кожаными ремнями, у одного из них на голове была шляпа.


С. 101.

динамит в банках из под икры, пугал с кинжалами в черкесской одежде и прочие плоды воспалённой фантазии.
Наконец один из них осознаёт, что на самом деле бедному пассажиру нижней палубы опасаться нечего: «Он, этот самый Лбов, семьдесят-семь увёрток знает, глаза отводить может»… – «По мне, хоть сто Лбовых приходи – вот он я – весь тут! С меня взятки – гладки. Это купцам его бояться, а нам… Сами, пожалуй, там скоро будем, потому не с голоду-же помирать»… Но более обеспеченные уповают на Бога.
   Следующее действие разворачивается на верхней палубе [16]. Пассажиров здесь гораздо меньше, состояние их ещё более нервное. Тревога поднимается при малейшем шуме. На корме расположилась группа молодёжи, один из подростков, постоянно прерываемый эмоциональными замечаниями товарищей и других слушателей, читает вслух газету.
   «…Вскоре послышались снизу по лестнице шаги. Это шёл атаман шайки, знаменитый пермский «Ринальдо-Ринальдини» – Лбов, высокаго роста, красивый мужчина, с широким кожаным поясом, за которым торчали четыре револьвера»… <…> «В павой руке он держал пулемёт, в левой – отравленный малайский кинжал с четырьмя лезвиями. На голове была шляпа с пером, на лице чёрная маска, на плечах плащ, вышитый красными таинственными знаками. Его окружала свита тоже вооружённая до зубов, с ожерельями из браунингов и бомб на шеях. На шляпах у всех сверкали электрические фонари»… <…> …«Атаман заявил, между прочим, предлагавшим ему свои деньги и молившим о пощаде пассажирам: – «Нам ваши деньги и жизнь не нужны. Мы отнимаем только царския деньги, а убиваем только тех, кто в мундирах»… <…> …«Узнавши, что капитан ранен, атаман крикнул: – «Сокол! Разыщи доктора! Ворон – живее аптеку!» Два стройных молодых человека, на шляпах которых были перья сокола и ворона, мгновенно выступили из свиты, низко поклонились атаману»... Купец, присутствующий при чтении репортажа, поражённо резюмирует: «Прямо история про атамана Чуркина, ей Богу! Даже занятней! Слушаешь, а по спине мурашки, и под сердце подступает» [17]
   На носу беседуют две, как подчёркивает автор, «зрелых» девицы, рассуждая о том, что более романтично – скромность галантных камских пиратов или дерзость крымских проводников. Между тем, прочие пассажиры из «чистой» публики, охваченные тревогой, настроены более практично. Проверив качество рам и дверей, они настойчиво требуют от капитана поставить возле каждой каюты по вооружённому матросу, прислать слесаря, плотника, машиниста – кого угодно, чтобы исправить замки и т.п.
   «Бросьте, господа – не поможет!» – осаживает их отставной офицер. Парируя раздавшиеся в ответ недоумённые возгласы, он продолжает: «Да потому и не поможет, что у него артиллерия». Публика потрясена: «К-ка-ак, а-ар-тилерия? С чего вы взяли, полковник? – Ради Бога, полковник! – Здесь женщины – объяснитесь, полковник»!
В ответ полковник читает очередную газету: «По слухам, во время грабежа, на пароход были наведены с берега двенадцати дюймовыя пушки, привезённыя Лбовым с войны в разобранном виде и спрятанныя в прикамских лесах. В случае сопротивления, злодеи, повидимому, решились потопить пароход вместе со всеми пассажирами». (Откладывая газету). Вот видите! Что пароходныя стенки перед двенадцати-дюймовыми снарядами, разрушившими Порт-Артурские бастионы»?


16 См. Никто-не. Экспроприаторы. II. На верхней палубе // Судоходец. 11 июля 1907 года.
17 «Разбойник Чуркин» – популярный бульварный роман рубежа 19-20 веков, написанный в первой половине 1880-ых годов издателем и редактором газеты «Московский листок» Н.И.Пастуховым.


С. 102.

   Некая духовная особа, поглаживая бороду, прерывает возникшую паузу: «Остаётся только единая оборона – сугубая молитва ко Господу»…
Одна дама, слышавшая о каком-то чудодейственном псалме для таких случаев, атакует батюшку градом вопросов, тот несколько смущён, но ему на выручку приходит набожный купец, который не только диктует всем желающим содержание псалма и инструктирует, как и сколько раз его петь, но и рассказывает нравоучительную историю, подтверждающую чудодейственную силу божьей молитвы. Записывая псалом, публика немного успокаивается.
   Наконец автор обращается к событиям, происходящим на капитанском мостике [18]. На вахте сам капитан, покуривая папиросу у штурвальной будки, ведёт беседу с суеверным лоцманом. Недовольный тем, что приходится самому стоять вахту, капитан чертыхается и ругает Лбова, тревожится за свою пенсию и опасается того, что после недавней удачи лбовцы приобретут вкус к дальнейшим экспроприациям.
   Лоцман Иван Филиппович просит капитана Пётра Петровича не поминать нечистого, после чего они довольно живо обсуждают степень божественного вмешательства в земные дела и варианты противодействия речным разбойникам. Рассматривается возможность ошпарить экспроприаторов паром или пароходом потопить лодку с ними и получить за это награду.
   Подошедший зачем-то к капитану боцман вдруг вмешивается в разговор и сообщает им, что у Лбова есть подводная лодка и торпеды. Капитан и лоцман ругают и высмеивают боцмана, но не оставляют его слова без внимания. И после его ухода незаметно для себя начинают обсуждать возможность появления мин и подводной лодки в реке. Штурвальный и другие матросы внимательно слушают их разговор.
   Вдруг откуда-то слышится крик. Бледнеющий капитан спрашивает о том, не на нижней ли палубе шум, но кричат с воды. В темноте лодка терпит бедствие на середине реки. Пётр Петрович сомневается и тянет с решением о помощи, лоцман укрепляет его сомнения своими замечаниями, встревоженные голоса с верхней палубы начинают паниковать: «Капитан, капитан, почему стоим, а?, – Дурно! дурно! Ах, ах! Воды, ради Бога, воды!.. Нападенье? экспроприаторы?.. – Боже мой, Боже мой!.. – Кошельки, кошельки приготовьте!.. – Пристав под стол залез! Уберите из под стола пристава! – Читайте скорее псалом, псалом читайте»!
Колебавшийся до этого момента капитан трусит и «решительно» командует: «Полный ход»! Крики о помощи замирают вдали, а лоцман, вздыхая, замечает: «Сколько греха с этим Лбовым со страху на душу возьмёшь»!..
   Как видно, автор, спрятавшийся за псевдонимом Никто-не, был настроен критически по отношению к современникам. В своей маленькой пьесе он равно пародировал и народные легенды о Лбове, и сенсационные газетные репортажи, высмеивал невежество «простонародья» и трусость «чистой» публики, в трудную минуту не способной даже на такие поступки, которых требует от неё обычное человеческое сочувствие. При малейшем намёке на угрозу своей жизни персонажи пьесы независимо от классовой и сословной принадлежности неизменно становятся перепуганной толпой, малодушно уповающей на Бога, который спасёт и простит.
   На фоне всех этих странниц и купцов, образованных юношей и зрелых девиц, полковников и капитанов, тот о ком они говорят – Лбов, выглядит гораздо ярче, крупнее, весомее. Но его образ, как в народных легендах, так и в газетах имеет инфернальный оттенок – чёрная маска, плащ с красными магическими надписями, обольщение японцами со снятием креста с шеи и т.п. Лбов здесь – герой романтический, решительный, даже благородный, но с неисправимым моральным изъяном, с печатью бесовщины. Никакого подлинного героя, противовеса такому Лбову, автор нам не показал, должно быть, он и не видел подобного в окружавшей его действительности, когда создавал свою маленькую комедию нравов.


С. 103.


Обложка первого выпуска романа П.Орловца


Лбов в Финляндии. Спб., 1908. Обложка


Титульный лист нью-йоркского переиздания
романа П.Орловца

   Через год после «Экспроприаторов» было опубликовано другое произведение на тему лбовщины – рассказ писателя Б.Никонова «Гражданское мужество», его напечатали в литературном приложении к популярному журналу «Нива». Место действия тоже пароход, но на этот раз уже сама «Анна Степановна». В основу сюжета положен реальный жизненный эпизод, на примере которого обстоятельно и в реалистической манере Б.Никонов сделал срез нравов пассажиров первого класса. Лбова в этом рассказе нет, да и его товарищи появляются только на краткий миг, все ключевые персонажи с другой стороны баррикад – купец, адвокат, немецкий офицер в штатском платье, профессор геологии с дочерью на выданье и горный инженер – её предполагаемый жених. Именно поведение последнего до, во время и после экспроприации и лежит в центре повествования. Рассудительный и красноречивый инженер, говоривший на публике о недостатке у интеллигенции гражданского мужества противостоять волне экспроприаций, позорно струсил, когда ему самому потребовалось это мужество проявить, но тут же забыл об этом, когда опасность миновала.
   Б.Никонов использует эту историю в назидательных целях. Персонажи его рассказа, по сути, не столько герои, сколько воплощения социальных типов – инструмент автора для отражения позиции той или иной социальной группы по отношению к революции. Содержание этого произведения и поведение каждого героя подробно проанализированы книге В.Семёнова и поэтому в детальном рассмотрении не нуждаются [19].
   «Экспроприаторы» и «Гражданское мужество» – первые тексты о лбовщине, их авторы, так или иначе, ориентированы на художественный анализ окружающей реальности, на вскрытие «язв общества». Они уделяют внимание и композиции, и стилю, претендуют на некоторый художественный уровень. Оба произведения используют метафору парохода, который олицетворяет Россию. Наиболее очевидно это просматривается в пьесе, где нижняя палуба являет собой податные сословия, верхняя – привилегированные, а капитанский мостик –


18 См. Никто-не. Экспроприаторы. III. На капитанском мостике // Судоходец. 18 июля 1907 года.
19 См. Семёнов В.Л. Революция и мораль (Лбовщина на Урале). Пермь: изд. Богатырев П. Г., 2003. С. 16-22.


С. 104.

правительство во главе с нерешительным царём, внимающим не слишком умным советникам.
   Важно отметить, что и пьеса, и рассказ, были опубликованы в ведущих периодических изданиях. Первая – в «Судоходце», органе волжских судоходных служащих и судовых рабочих, который читали практически все образованные люди из тех, кто имел отношение к речному транспорту на Волге, Каме и их притоках. Издание часто цитировали ведущие газеты крупных городов, перепечатывали оттуда материалы.         &nbsp;  Второй – в суперпопулярном журнале для семейного чтения «Нива», ориентированном, главным образом, на интеллигентного и буржуазного читателя. Тираж его был огромным и в отдельные годы доходил до 240 000 экземпляров. Это был самый издаваемый журнал Российской империи, который был известен в самых глухих уголках страны. То, что такие авторитетные издания обратились к этой теме, говорит о том, что она была действительно важна в тот момент и привлекала большое внимание публики.


Продолжение

Литературный журнал "Вещь". 2013. № 7. (скачать в pdf)

© polikliet

Comments