January 8th, 2020

Dorifor-bust

Кудрин А. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 19. Столыпинский вагон

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1. Исключительное положение
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 2. «Святая Анна» за помощь Лбову
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 3. Опасные связи или несвоевременная месть
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 4. Морфий и общий язык
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 5. Путешествие динамита из Перми в Петербург
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 6. Красный след Ястреба
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 7. Три товарища
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 8. Дорогой дневник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 9. Два погребения – ни одной могилы
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 10. Прощальный выстрел
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 11. Случай на Белой горе
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12. Непростой сапожник
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 13. Костя
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 14. Ганька
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 15. Николаевские роты
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 16. Без царя в голове
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 17. Гнилая горячка
Пермь в столыпинском галстуке. Часть 18. Юность дипкурьера

Авторская версия

     Трудно сосчитать, сколько песен написано о таком явлении тюремной жизни, как этап. В годы премьерства Петра Столыпина в места заключения ежегодно отправлялись десятки тысяч человек, кто-то по старинке пешком или на речных судах, кто-то в соответствии с духом времени – по железной дороге. Пути были разные, на этапах случалось всякое…


Конвойная команда сопровождает арестантскую партию, высаженную с парохода. Пермь. Рубеж XIX-XX веков. Фото из личной коллекции М. Кориненко

Collapse )


***


     Перед нами две истории, они так похожи и так различны. Один вагон едет на запад, другой на восток, драматическая попытка спастись от вечной каторги с одной стороны и, возможно, (не хочется в это верить) специально организованное властями убийство с другой. 6 рублей 10 копеек, вырученные от продажи имущества, оставшегося в залитом кровью вагоне, и проданного на торгах – всё, что осталось от одних, и несколько абзацев в забытых книжках – память о других. Смерть уровняла всех.

Продолжение

Кроме того, см. Пермь в столыпинском галстуке. Часть 19: Столыпинский вагон // Интернет-журнал «Звезда». 22 июля 2019 года

© polikliet